Все врут календари*

Сегодня провел в Государственной Думе круглый стол. Тема самая что ни на есть актуальная: «Продовольственные санкции: как существенно увеличить выпуск продукции сельского хозяйства».

Интересное мероприятие получилось. Зал буквально не вмещал всех желающих. Были представители большинства основных отраслевых союзов, эксперты, журналисты. И идей интересных прозвучало много.

Но все же я сейчас хотел бы сказать не о сельском хозяйстве. От сегодняшней встречи у меня осталось впечатление, что людям не хватает нормального живого слова и правдивой информации.

В самом деле, «бравурные марши» о том, как Правительство успешно решает проблему импортозамещения, разве что из утюга не льются. Дескать, после исчезновения импортного продовольствия страна запросто обеспечит себя отечественным.

По этому поводу так и вспоминаются слова Михаила Жванецкого еще из той, советской, эпохи: «И тем, что никогда не были в колхозе, что-то не верится, а те, что живут в нем, жутко ругаются». Специалистам понятно: на практике для того, чтобы обеспечить импортозамещение, не делается почти ничего.

Секрета тут никакого нет. Согласитесь, чтобы нарастить производство продовольствия, нужны инвестиции. Иными словами, отрасли требуются дополнительные деньги, а реально происходит с точностью до наоборот. Если на нынешний год ассигнования на Государственную программу развития сельского хозяйства должны составить 171 миллиардов рублей, то на будущий, согласно проекту Бюджета-2015 – менее 168 миллиардов рублей.

Поэтому «те, что живут в нем», действительно жутко ругаются. Они-то ситуацию понимают, и знают, что при такой постановке дела прогресса не будет. Но их никто, абсолютно никто не слышит! А телеканалы транслируют сюжеты про какие-то «потемкинские деревни».

И получается, что люди приходят на подобные мероприятия не только для того, чтобы конкретные предложения выдвинуть (а они, повторюсь, были, и много), но и просто, чтобы высказаться, и какое-то живое слово услышать в ответ. Их волнует, что задача накормить страну ставится и рассматривается, только средств на это им чиновники не дают. Выходит, действительно, как во времена «застоя»: с экрана говорят одно, а в жизни происходит совсем другое. И это, наверное, самая опасная для страны ситуация.

* Из комедии «Горе от ума» А. С. Грибоедова
(Ироничная фраза по поводу газетных прогнозов, обещаний)

Плач по фуа-гра

Недавно был в Российском детском фонде (РДФ) на заседании Пленума Правления, в состав которого я вхожу. Уже более четверти века фонд бессменно возглавляет мой товарищ, писатель Альберт Лиханов.

Трудно представить себе более уважаемую общественную организацию. О деятельности даже рассказывать не буду, просто упомяну некоторые из их программ. Они разные. Фонд реагирует на катастрофы и человеческие трагедии. Так, например, после трагедии в Беслане родилась программа «Дети Беслана», направленная на оказание помощи детям, пострадавшим от жестокости боевиков. Программа «Помощь детям южной Осетии» после трагедии в Цхинвале. Есть социальные инициативы: помощь малообеспеченным семьям с детьми, семейным детским домам, одаренным детям. Есть культурные и просветительские проекты. Например – «Детская библиотека» и многие другие.

Самое ужасное, что о многих проблемах, с которыми сталкиваются дети, общество даже не слышит. Оно их как будто не замечает. В 2011 году, к примеру, жертвами преступлений стали 93 тысячи детей. Почти 1300 из них погибли.

И это только верхушка айсберга. А вообще в неблагополучных семьях (а мы все себе хорошо представляем, что это такое) проживает каждый восьмой ребёнок. Полмиллиона детей – в семьях, которые оказались за чертой бедности.

У нас принято гордиться системой здравоохранения, образованием, но и здесь далеко не всё благополучно. Так, по словам специалистов, во многих странах сейчас дети имеют возможность получить прививки против 14-17 инфекций. У нас – около десятка. Но об этом не пишут СМИ. Этим детям помогают простые неравнодушные россияне, которые сами заходят на сайт РДФ, видят информацию о проектах фонда в Интернете, перечисляют деньги, приносят одежду, канцтовары, мебель.

К чему я всё это пишу? В последние месяцы очень часто приходится слышать дискуссии по вопросам, которые иначе как надуманными и не назовешь. Это не общественная жизнь – это имитация, причём самая низкопробная.

Какая истерика поднялась в столичных СМИ из-за того, что в Россию запретили ввозить импортные фуа-гра или хамон (по цене, «всего-навсего», 10 тысяч рублей за кило)! Что, разве это реальная проблема?! Да на такие деньги кого-то можно было бы вытащить из нищеты, собрать детей из бедных семей в школу, помочь детям беженцев из Луганской и Донецкой областей. Но про настоящие проблемы общества эти люди, главным для которых является наличие на их обеденном столе французской фуа-гра и норвежского лосося, знать не хотят.

Что-то не так, мне кажется, с такой «столичной элитой», которую сейчас стало модно называть «либеральной общественностью». Они только говорят о судьбе России, но на деле её не знают, и она им совершенно не интересна. И свою судьбу с Родиной они, видимо, не связывают.

Почему новая программа развития АПК не решает старых проблем

В конце сентября состоялось юбилейное, 55-е заседание думского Комитета по аграрным вопросам. Обсуждали важнейшую тему: изменения в Государственную программу развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы. Само намерение внести в неё поправки, я считаю, правильным. Документ утвердили больше двух лет назад. Ситуация изменилась радикально: достаточно вспомнить про санкции.

Абсолютно правильное намерение – снизить долю софинансирования проектов со стороны бюджетов субъектов Федерации. У большинства регионов просто нет денег, они скапливаются в федеральном бюджете. Поэтому предлагаемое разделение, когда 80% расходов берёт на себя Федерация (сейчас доля ее участия гораздо ниже), более чем разумно.

Следующая неплохая идея – создание программы по развитию овощехранилищ, призванной помочь отечественным производителям довести свои продукты до покупателей. В Россию только помидоров ввозят в год почти на 900 миллионов долларов (это где-то 35 миллиардов рублей по нынешним ценам). Конечно, куда разумнее создать отечественную инфраструктуру, и здесь это делать. Здесь софинансирование центра и регионов и вовсе идёт в соотношении 95:5. Но все эти благие намерения разбиваются о гораздо более серьёзный вопрос. Если доля регионального софинансирования снижается, а федерального – растёт, то, казалось бы, центр должен выделить АПК дополнительные деньги.

Ничего подобного! Изначально, в принятом в 2012 году тексте, финансирование Госпрограммы на 2015 год планировалось в объёме более 175 миллиардов рублей. Сейчас же правительственные ведомства выдают цифру в 170 миллиардов. Это уже уменьшение. Но и это сумма, что называется, «от лукавого». В неё, во-первых, теперь включены ещё и расходы на сельские дороги. Это 7 миллиардов рублей, которые раньше проходили через Росавтодор, а теперь эти расходы придётся покрывать из и так уменьшившегося бюджета Госпрограммы. А во-вторых, реальная покупательная способность рубля сильно уменьшилась за счёт резко подскочившей инфляции (она в нынешнем году даже официально превышает 7%, а на практике, похоже, гораздо выше) и курса доллара.

Получается, что вместо необходимого «плюса» селу опять сделают «бюджетное обрезание». И это притом, что у отрасли появилась новая задача – импортозамещение. И она требует немалых вложений: Минсельхоз оценивает потребность в дополнительных ассигнованиях здесь в 77 миллиардов (в 2015 году). Но и это ещё не всё! А как вам «подарок» от Центробанка в конце июля – прямо перед тем, как был запрещён импорт продовольствия – повысившего ключевую ставку? Она теперь 8%. Если бы о таких ставках узнали, скажем, немецкие или финские фермеры, они бы ушам своим не поверили. А у нас это, якобы, нормальная стоимость кредита.

Есть ещё проблема так называемого Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. Посмотрите: ЕС раз за разом объявляет России всё новые санкции. И их поддерживают все государства Евросоюза – хотя многим из них это, извините, «как серпом по одному месту». А вот наши вынужденные ответные меры члены Таможенного союза не очень-то поддержали. Скорее наоборот. Мы сейчас наблюдаем факты, когда через соседние страны нам контрабандой пытаются завести запрещённые товары. Более того, предприятия Белоруссии по бросовым ценам покупают в ЕС подешевевшее молоко, перерабатывают его, и выводят молочные продукты на наш рынок. Фактически подрывая и позиции наших крестьян, и саму идею контрсанкций, а мы, похоже, просто молчим.

И в таких условиях российских предприятия должны вкладывать в развитие производства? А что они будут вкладывать?! Государство свои инвестиции сокращает. Стоимость кредитов – бешеная. Плюс у предприятий АПК огромная задолженность (порядка 2 триллионов рублей), и все наличные средства уходят на выплаты по кредитам. Причем, решений этой проблемы ни в старой, ни в новой версии Госпрограммы не предлагается, как будто её и нет вовсе.