Репортаж АКТВ с городского праздника садоводов и огородников в Кирово-Чепецке

Встречи в Лебяжье и Уржуме

Сергей Доронин побывал в Лебяжском и Уржумском районах, где ответил на вопросы жителей про медицину, ЖКХ и экономику.
Как обычно, сначала вопросы о личном, наболевшем от самых простых и незащищенных.
Ситуация. Женщина спрашивает: мужу до «ветерана труда» не хватило 2 месяцев, т.к. колхоз закрылся, можно ли что-то сделать, ведь это прибавка к пенсии?
Сергей Доронин: «В принципе, эти 2 месяца можно доработать в любом месте, но если Ваши права были нарушены, можете обратиться к нам, юрист проконсультирует и поможет».
У инвалидов была компенсация за ЖКХ 50%, а теперь только треть. Можно ли надеяться, что Вы будете отстаивать наши интересы?
Сергей Доронин: «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ особо уделяет внимание именно таким «социальным» вопросам: компенсациям инвалидам, пособиям на детей, предоставлению разных льгот, сохранению бесплатной медицины. Конечно, и в ГосДуме, и на региональном уровне боремся за права людей».DSC_0426
Постепенно перешли к проблемам дальнейшего развития страны. Вопрос: Если ваша партия победит на выборах, какой путь выхода из кризиса Вы видите?
Сергей Доронин: «В нашей стране менять надо все в системе, комплексно, а не по отраслям – одно спасли, другое загубили. Серьезных изменений требует, например, система налогообложения физических лиц, реформировать надо таможню: нам в год «мимо кассы» проходит до триллиона рублей, и таких примеров можно приводит много, а ведь именно эти деньги недополучает бюджет, отсюда экономия на социальных вопросах, то есть на людях, на нас с вами».

Правила "игры" в АПК меняются каждый год

Недавно прошли дебаты. Тема: "Сельское хозяйство Кировской области. Точки роста и перспективы". Сразу скажу, что за отведенное время раскрыть все болевые точки и предложить пути решения проблемы невозможно. Общее время, отведенное на дебаты около 14 минут, на каждого кандидата – чуть более двух минут. Поэтому публикую текст своего выступления здесь.

Еще одна важная тема, которую мы обсуждали на дебатах – сельское хозяйство. Мы предлагаем принципиально иной подход к развитию АПК, выражающийся, прежде всего, в усилении поддержки как крестьян, так и их потребителей: десятков миллионов семей, приобретающих отечественные продукты питания.
В последние годы похвалы в адрес агропромышленного комплекса стали общим местом в публичных отчётах правительственного руководства. Действительно, на фоне провала в остальных отраслях экономики тот факт, что крестьяне ещё умудряются каким-то образом держаться, уже можно назвать достижением.
Однако называть то положение, в котором находится отечественное село, успехом, попросту не поворачивается язык. Даже хвалёное импортозамещение, о котором так любят говорить представители различных ведомств, работает, как показывает статистика, отнюдь не столь успешно. Судите сами: несмотря на кризис, дикие скачки валютных курсов, «санкции» и «антисанкции», импорт тех видов продовольствия, которые Россия в состоянии производить самостоятельно (про кофе и экзотические фрукты тут речь не идёт) в прошлом году составил астрономические 700 млрд. рублей.
В чём причина? Что, разве российские потребители непатриотичны и мечтают покупать вместо парного отечественного мяса заграничную «глубокую заморозку»? Ничего подобного.
Проблема в другом. У российских производителей просто-напросто нет средств, чтобы инвестировать в развитие производства. А значит, отсутствует и возможность быстро наращивать выпуск столь необходимых потребителям продуктов.
Это не означает, что нужно «всё мазать чёрной краской». Инвестиции, вложенные в агропромышленный комплекс ещё 8-10 лет назад, привели к появлению значительного числа новых и модернизированных производств. Они дают отдачу. И в этом смысле, я считаю, нужно буквально «снять шляпу» перед инвесторами, которые взяли на себя тогда огромные риски. Многие из них не только не заработали, но и потеряли деньги. Но мощности для страны они создали.
Теперь, однако, та политика уже не работает. А значит, нужно её менять.
Какой должна быть модернизированная аграрная политика? Я выделил бы тут два основных направления.

Что касается первого из них, то здесь принцип прост. Деньги – кровь экономики, и сделать без них что-то серьёзное практически невозможно.
Хватает ли сельскому хозяйству средств, требующихся для капиталовложений? Очевидно, нет. Это видно не только из таможенной статистики. Данный факт признают и на различных совещаниях: хотя показывают по телевизору подобные отрывки куда менее охотно, чем «победные реляции».
Вот, например, данные из доклада министра сельского хозяйства на заседании Правительства. По словам главы ведомства, чтобы достигнуть необходимых, с точки зрения импортозамещения, показателей к 237 миллиардам рублей господдержки, которые тогда планировались, нужно ежегодно добавлять 40 млрд. рублей. Это, кстати, вполне посильная для бюджета сумма: всего лишь десятые доли процента от его размера.
Однако, напротив: если Вы прочитаете новую программу «Единой России», то обнаружите фразу: «В федеральном бюджете на 2016 год на государственную поддержку сельскохозяйственного производства предусмотрены субсидии в общей сумме 215 млрд. рублей». То есть вместо увеличения АПК получает уменьшение поддержки: сразу на 22 млрд. А дефицит теперь составляет уже порядка 60 млрд.
Это означает, что у села просто нет денег, чтобы развивать новые проекты, и даже просто рассчитываться с долгами. И это – следствие политики Правительства.
Так, по итогам 2014 года объём производства в отечественном АПК оказался равен размеру долговой нагрузки. Это около 2 трлн. рублей. Причём в трети регионов средств не хватает даже на плату процентов по кредитам.
Подобную ситуацию трудно назвать иначе, как кризисной. Выходит, что не только у отдельных предприятий, а и у целых регионов попросту отсутствуют средства, необходимые для инвестирования и внедрения новых технологий.
Таким образом, чтобы Россия действительно могла обеспечить себя продуктами питания, государство должно немедленно увеличить финансовую поддержку села. В том числе – решая проблемы регионов, где производители массово сталкиваются с финансовыми трудностями: в данном случае, получается, по объективным причинам. Хозяйства на таких территориях должны получить государственную помощь в погашении долгов: при жестком условии, что высвободившиеся средства пойдут на инвестиции в производство.
СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ готова к тому, что увеличивать господдержку села придётся существенно. По расчётам специалистов, в самом лучшем случае выручка (не прибыль, а именно выручка) крестьян от выращивания пшеницы, например, в Кировской области может достигать порядка 22-23 тысяч рублей с гектара. Это – максимум. В соседних же странах Евросоюза только размер государственной поддержки может превышать, в пересчёте на нашу валюту, 27 тысяч.
Следовательно, России предстоит повышать уровень господдержки так, чтобы выровнять условия. В противном случае отечественные крестьяне всегда будут оставаться в проигрышной ситуации.
Однако такая политика обязательно окупится. Ведь в России будут оставаться те самые 700 млрд. рублей ежегодно, которые сейчас уходят «за кордон». А значит, страна станет богаче. При этом сами продукты станут куда доступнее для потребителей, каковыми являемся все мы. Ведь чем больше производство, тем ниже цены: таков базовый экономический закон.

Дело не только в деньгах. Следует реализовать целый ряд инициатив, призванных помочь и сельхозпроизводителям, и потребителям, и другим отраслям российской экономики.
Во-первых, предстоит кардинально повысить эффективность деятельности в сфере контроля над ценами на продовольственные товары. Реакция российского Правительства – показные совещания, «стучание кулаком по столу», демонстративные рейды сотрудников правоохранительных органов по магазинам – вызывает лишь недоумение. Что, легче покупателям становится от того, что в прокуратуре узнали, сколько сегодня цифр на ценнике от кефира? Такие «вспышки административного восторга» Правительства приводят лишь к появлению дополнительных барьеров и издержек, и более ни к чему.
В других же странах подобная работа ведётся на куда более системной основе – и, соответственно результативной – основе. Там есть примеры, когда ведомства на ежедневной (это не опечатка) основе публикуют информацию о стоимости основных товаров по всей цепочке: от производителя до магазинных полок. Таким образом, потребители не просто знают, «что почём» и каковы ценовые тренды; они видят также, в каких звеньях происходит «накрутка». И никто уже не грешит на сельхозпроизводителей, если видит, что цены «вздуваются» на этапе переработки или у ритейлеров. А все данные не только публикуются в открытом доступе, но и автоматически оказываются в распоряжении налоговых и антимонопольных служб.
То же надлежит реализовать в России. Тогда и прокуратура сможет своими делами заниматься, и контроль над ценами станет куда более эффективным.
Во-вторых, стратегия государственной поддержки агропромышленного комплекса должна стать действительно долгосрочной. Пока правила игры в отечественном АПК меняются практически каждый год. Сегодня приоритетом считается одно, завтра – другое. А ведь речь идёт о проектах со сроком окупаемости порядка 10 лет, а то и более. Как инвесторам рассчитывать экономическую эффективность вложений, если они не имеют ни малейших гарантий, что государство не бросит их на полпути, решив, что вместо мясного животноводства нужно поддерживать, скажем, виноградарство?
Опять ж, в странах с передовым сельским хозяйством есть примеры того, каким образом решать данный вопрос. Там выделение бюджетной поддержки носит обязательный характер. То есть если уж государство пообещало что-то, приняв соответствующие акты, то обязано их выполнять. В противном случае фермер, рассчитывавший на господдержку, но не получивший её, просто подаст в суд – и получит всё, что положено.
Такие же правила необходимы и России. Тогда у инвесторов появятся гарантии стабильности. А вместе с ними придут и капиталовложения.
В-третьих, предстоит правильно расставить производственные приоритеты. В стране идёт обширная дискуссия о возвращении в оборот ранее заброшенных участков земли сельхозназначения. Она действительно имеет право на существование. Участков, которые используются неэффективно, хватает.
Однако, по оценкам специалистов, увеличение урожайности всего на 3 центнера с гектара способно принести стране дополнительно порядка 15 млн. тонн зерна ежегодно. Это означает, что мы обязаны думать не только об экстенсивном пути, но и об интенсификации, о внедрении передовых технологий.
В первую очередь, это означает стимулирование применения крестьянами удобрений, и поддержка в приобретении отечественной техники. Именно здесь таится причина низких урожаев. Достаточно сказать, что энергонасыщенность в России более чем втрое уступает европейской. У нас это 1,5 «лошади» на гектар, у них – около 5. Какая часть урожая остаётся из-за этого на полях, лучше даже не говорить: по консервативным оценкам, 10-20%.
А значит, нужно помогать крестьянам в приобретении отечественных удобрений, тракторов, комбайнов. Это поможет и хозяйствам, и химкомбинатам, и сельхозмашиностроителям.
В-четвёртых, следует настойчиво реализовывать меры так называемой «зелёной корзины ВТО». Речь идёт об инициативах, не подпадающих под ограничения со стороны данной организации.
Вновь сошлюсь на зарубежный опыт. Мы знаем примеры стран, где реализуются огромные программы продовольственных сертификатов. Благодаря им люди с низкими доходами получают от государства помощь, на которую приобретают самые необходимые продукты.
Это, конечно, мера социальной поддержки, которая ВТО не ограничивается. Но она помогает также и американским фермерам, создавая для них платежеспособный спрос.
Подобные меры социальной поддержки востребованы, бесспорно, и в нашей стране. Тем более что люди у нас, увы, живут куда беднее американцев. И я, и многие мои коллеги по «Справедливой России» убеждены: нам нужна такая программа продовольственной помощи: пенсионерам, семьям с детьми и т.д.
В-пятых, огромное количество построенных и модернизированных производств вследствие неудачной государственной политики (в частности, из-за того же присоединения к ВТО на крайне невыгодных для нашего АПК условиях) оказались в тяжёлом финансовом положении. Сегодня они рискуют полностью остановиться: банки попросту распродадут за копейки их ликвидные активы. Племенной скот пойдёт под нож, новейшее оборудование – на металлолом, люди – на биржу труда.
Допускать подобный исход ни в коем случае нельзя. Это отбросит отрасль назад на многие годы, приведёт к тяжелейшим социальным последствиям. А значит, нужно стимулировать более устойчивые в финансовом отношении предприятия к приобретению таких активов, одновременно не допуская закрытия и хищнической распродажи по частям единых производственных комплексов.
Убеждён, реализуя эту программу, мы можем не только кардинально улучшить ситуацию в агропромышленном комплексе. Мы поддержим тем самым и те 38 миллионов россиян, которые живут на селе; и десятки миллионов семей, которые еженедельно оставляют в продовольственных магазинах солидную, если не основную, часть своих доходов.