Правила "игры" в АПК меняются каждый год

Недавно прошли дебаты. Тема: "Сельское хозяйство Кировской области. Точки роста и перспективы". Сразу скажу, что за отведенное время раскрыть все болевые точки и предложить пути решения проблемы невозможно. Общее время, отведенное на дебаты около 14 минут, на каждого кандидата – чуть более двух минут. Поэтому публикую текст своего выступления здесь.

Еще одна важная тема, которую мы обсуждали на дебатах – сельское хозяйство. Мы предлагаем принципиально иной подход к развитию АПК, выражающийся, прежде всего, в усилении поддержки как крестьян, так и их потребителей: десятков миллионов семей, приобретающих отечественные продукты питания.
В последние годы похвалы в адрес агропромышленного комплекса стали общим местом в публичных отчётах правительственного руководства. Действительно, на фоне провала в остальных отраслях экономики тот факт, что крестьяне ещё умудряются каким-то образом держаться, уже можно назвать достижением.
Однако называть то положение, в котором находится отечественное село, успехом, попросту не поворачивается язык. Даже хвалёное импортозамещение, о котором так любят говорить представители различных ведомств, работает, как показывает статистика, отнюдь не столь успешно. Судите сами: несмотря на кризис, дикие скачки валютных курсов, «санкции» и «антисанкции», импорт тех видов продовольствия, которые Россия в состоянии производить самостоятельно (про кофе и экзотические фрукты тут речь не идёт) в прошлом году составил астрономические 700 млрд. рублей.
В чём причина? Что, разве российские потребители непатриотичны и мечтают покупать вместо парного отечественного мяса заграничную «глубокую заморозку»? Ничего подобного.
Проблема в другом. У российских производителей просто-напросто нет средств, чтобы инвестировать в развитие производства. А значит, отсутствует и возможность быстро наращивать выпуск столь необходимых потребителям продуктов.
Это не означает, что нужно «всё мазать чёрной краской». Инвестиции, вложенные в агропромышленный комплекс ещё 8-10 лет назад, привели к появлению значительного числа новых и модернизированных производств. Они дают отдачу. И в этом смысле, я считаю, нужно буквально «снять шляпу» перед инвесторами, которые взяли на себя тогда огромные риски. Многие из них не только не заработали, но и потеряли деньги. Но мощности для страны они создали.
Теперь, однако, та политика уже не работает. А значит, нужно её менять.
Какой должна быть модернизированная аграрная политика? Я выделил бы тут два основных направления.

Что касается первого из них, то здесь принцип прост. Деньги – кровь экономики, и сделать без них что-то серьёзное практически невозможно.
Хватает ли сельскому хозяйству средств, требующихся для капиталовложений? Очевидно, нет. Это видно не только из таможенной статистики. Данный факт признают и на различных совещаниях: хотя показывают по телевизору подобные отрывки куда менее охотно, чем «победные реляции».
Вот, например, данные из доклада министра сельского хозяйства на заседании Правительства. По словам главы ведомства, чтобы достигнуть необходимых, с точки зрения импортозамещения, показателей к 237 миллиардам рублей господдержки, которые тогда планировались, нужно ежегодно добавлять 40 млрд. рублей. Это, кстати, вполне посильная для бюджета сумма: всего лишь десятые доли процента от его размера.
Однако, напротив: если Вы прочитаете новую программу «Единой России», то обнаружите фразу: «В федеральном бюджете на 2016 год на государственную поддержку сельскохозяйственного производства предусмотрены субсидии в общей сумме 215 млрд. рублей». То есть вместо увеличения АПК получает уменьшение поддержки: сразу на 22 млрд. А дефицит теперь составляет уже порядка 60 млрд.
Это означает, что у села просто нет денег, чтобы развивать новые проекты, и даже просто рассчитываться с долгами. И это – следствие политики Правительства.
Так, по итогам 2014 года объём производства в отечественном АПК оказался равен размеру долговой нагрузки. Это около 2 трлн. рублей. Причём в трети регионов средств не хватает даже на плату процентов по кредитам.
Подобную ситуацию трудно назвать иначе, как кризисной. Выходит, что не только у отдельных предприятий, а и у целых регионов попросту отсутствуют средства, необходимые для инвестирования и внедрения новых технологий.
Таким образом, чтобы Россия действительно могла обеспечить себя продуктами питания, государство должно немедленно увеличить финансовую поддержку села. В том числе – решая проблемы регионов, где производители массово сталкиваются с финансовыми трудностями: в данном случае, получается, по объективным причинам. Хозяйства на таких территориях должны получить государственную помощь в погашении долгов: при жестком условии, что высвободившиеся средства пойдут на инвестиции в производство.
СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ готова к тому, что увеличивать господдержку села придётся существенно. По расчётам специалистов, в самом лучшем случае выручка (не прибыль, а именно выручка) крестьян от выращивания пшеницы, например, в Кировской области может достигать порядка 22-23 тысяч рублей с гектара. Это – максимум. В соседних же странах Евросоюза только размер государственной поддержки может превышать, в пересчёте на нашу валюту, 27 тысяч.
Следовательно, России предстоит повышать уровень господдержки так, чтобы выровнять условия. В противном случае отечественные крестьяне всегда будут оставаться в проигрышной ситуации.
Однако такая политика обязательно окупится. Ведь в России будут оставаться те самые 700 млрд. рублей ежегодно, которые сейчас уходят «за кордон». А значит, страна станет богаче. При этом сами продукты станут куда доступнее для потребителей, каковыми являемся все мы. Ведь чем больше производство, тем ниже цены: таков базовый экономический закон.

Дело не только в деньгах. Следует реализовать целый ряд инициатив, призванных помочь и сельхозпроизводителям, и потребителям, и другим отраслям российской экономики.
Во-первых, предстоит кардинально повысить эффективность деятельности в сфере контроля над ценами на продовольственные товары. Реакция российского Правительства – показные совещания, «стучание кулаком по столу», демонстративные рейды сотрудников правоохранительных органов по магазинам – вызывает лишь недоумение. Что, легче покупателям становится от того, что в прокуратуре узнали, сколько сегодня цифр на ценнике от кефира? Такие «вспышки административного восторга» Правительства приводят лишь к появлению дополнительных барьеров и издержек, и более ни к чему.
В других же странах подобная работа ведётся на куда более системной основе – и, соответственно результативной – основе. Там есть примеры, когда ведомства на ежедневной (это не опечатка) основе публикуют информацию о стоимости основных товаров по всей цепочке: от производителя до магазинных полок. Таким образом, потребители не просто знают, «что почём» и каковы ценовые тренды; они видят также, в каких звеньях происходит «накрутка». И никто уже не грешит на сельхозпроизводителей, если видит, что цены «вздуваются» на этапе переработки или у ритейлеров. А все данные не только публикуются в открытом доступе, но и автоматически оказываются в распоряжении налоговых и антимонопольных служб.
То же надлежит реализовать в России. Тогда и прокуратура сможет своими делами заниматься, и контроль над ценами станет куда более эффективным.
Во-вторых, стратегия государственной поддержки агропромышленного комплекса должна стать действительно долгосрочной. Пока правила игры в отечественном АПК меняются практически каждый год. Сегодня приоритетом считается одно, завтра – другое. А ведь речь идёт о проектах со сроком окупаемости порядка 10 лет, а то и более. Как инвесторам рассчитывать экономическую эффективность вложений, если они не имеют ни малейших гарантий, что государство не бросит их на полпути, решив, что вместо мясного животноводства нужно поддерживать, скажем, виноградарство?
Опять ж, в странах с передовым сельским хозяйством есть примеры того, каким образом решать данный вопрос. Там выделение бюджетной поддержки носит обязательный характер. То есть если уж государство пообещало что-то, приняв соответствующие акты, то обязано их выполнять. В противном случае фермер, рассчитывавший на господдержку, но не получивший её, просто подаст в суд – и получит всё, что положено.
Такие же правила необходимы и России. Тогда у инвесторов появятся гарантии стабильности. А вместе с ними придут и капиталовложения.
В-третьих, предстоит правильно расставить производственные приоритеты. В стране идёт обширная дискуссия о возвращении в оборот ранее заброшенных участков земли сельхозназначения. Она действительно имеет право на существование. Участков, которые используются неэффективно, хватает.
Однако, по оценкам специалистов, увеличение урожайности всего на 3 центнера с гектара способно принести стране дополнительно порядка 15 млн. тонн зерна ежегодно. Это означает, что мы обязаны думать не только об экстенсивном пути, но и об интенсификации, о внедрении передовых технологий.
В первую очередь, это означает стимулирование применения крестьянами удобрений, и поддержка в приобретении отечественной техники. Именно здесь таится причина низких урожаев. Достаточно сказать, что энергонасыщенность в России более чем втрое уступает европейской. У нас это 1,5 «лошади» на гектар, у них – около 5. Какая часть урожая остаётся из-за этого на полях, лучше даже не говорить: по консервативным оценкам, 10-20%.
А значит, нужно помогать крестьянам в приобретении отечественных удобрений, тракторов, комбайнов. Это поможет и хозяйствам, и химкомбинатам, и сельхозмашиностроителям.
В-четвёртых, следует настойчиво реализовывать меры так называемой «зелёной корзины ВТО». Речь идёт об инициативах, не подпадающих под ограничения со стороны данной организации.
Вновь сошлюсь на зарубежный опыт. Мы знаем примеры стран, где реализуются огромные программы продовольственных сертификатов. Благодаря им люди с низкими доходами получают от государства помощь, на которую приобретают самые необходимые продукты.
Это, конечно, мера социальной поддержки, которая ВТО не ограничивается. Но она помогает также и американским фермерам, создавая для них платежеспособный спрос.
Подобные меры социальной поддержки востребованы, бесспорно, и в нашей стране. Тем более что люди у нас, увы, живут куда беднее американцев. И я, и многие мои коллеги по «Справедливой России» убеждены: нам нужна такая программа продовольственной помощи: пенсионерам, семьям с детьми и т.д.
В-пятых, огромное количество построенных и модернизированных производств вследствие неудачной государственной политики (в частности, из-за того же присоединения к ВТО на крайне невыгодных для нашего АПК условиях) оказались в тяжёлом финансовом положении. Сегодня они рискуют полностью остановиться: банки попросту распродадут за копейки их ликвидные активы. Племенной скот пойдёт под нож, новейшее оборудование – на металлолом, люди – на биржу труда.
Допускать подобный исход ни в коем случае нельзя. Это отбросит отрасль назад на многие годы, приведёт к тяжелейшим социальным последствиям. А значит, нужно стимулировать более устойчивые в финансовом отношении предприятия к приобретению таких активов, одновременно не допуская закрытия и хищнической распродажи по частям единых производственных комплексов.
Убеждён, реализуя эту программу, мы можем не только кардинально улучшить ситуацию в агропромышленном комплексе. Мы поддержим тем самым и те 38 миллионов россиян, которые живут на селе; и десятки миллионов семей, которые еженедельно оставляют в продовольственных магазинах солидную, если не основную, часть своих доходов.

Сливной бачок-2

Характер и истинное лицо людей выявляются в какие-то острые, порой критические моменты. Например, на выборах, когда нужно принимать решение, чью-то сторону. И не всем хватает нормальных, человеческих качеств, дабы подобную проверку пройти.
В очередной раз, увы, убедился в этом на днях, когда на официальном сайте Законодательного Собрания Кировской области появилась запись телепрограммы «Законный интерес». Речь шла о якобы – подчеркну, якобы – имеющих место проблемах при строительстве жилья для жителей «Абсолют-Агро».
Поскольку там высказывались претензии и мой адрес, отвечу лично и прямо. История, в общем-то, известная.
По государственной программе социального развития села осуществляется, в частности, строительство жилья для специалистов. Финансируется она плохо, «вписаться» в неё – целая проблема. Но «Абсолют-Агро» справилось. В итоге для сотрудников предприятия по программе построили 87 домов.
Условия были следующими. 70% стоимости дома берёт на себя бюджет. Остальное, по идее, оплачивают собственники жилья, то есть работники. Но понимая, что для селян и это очень большая сумма, «Абсолют-Агро» в итоге взяло выплату средств на себя.
Самое парадоксальное, что именно из-за данного, абсолютно благородного шага разгорелся весь «сыр-бор». Если предприятие платит за человека, то – просто по закону – это рассматривается как его личный доход, с которого государство требует заплатить подоходный налог. Сумма, кстати, не столь большая. Как максимум, новым собственникам приходилось заплатить 13% от их доли (30%) взноса за дом. Иными словами, от силы речь шла менее чем о 4% от стоимости жилья.
Получить дом за такую цену – мечта многих. Хотя, к слову, поскольку льготой воспользовались 85 сотрудников, предприятию это «влетело в копеечку». Из своей собственной прибыли 2011-2012 г.г. оно заплатило порядка 40 миллионов. Поэтому абсолютное большинство семей с удовольствием воспользовались данной схемой. Сегодня они прекрасно живут, пользуются всеми удобствами современных домов, сажают огороды…
Но несколько, как бы помягче сказать, гражданок решили, что они самые хитрые, и могут не платить вообще ничего. Не учли они только одного: что 13% от суммы дохода они должны вовсе не «Абсолют-Агро», а государству. Это же налог, правильно? Соответственно, государство совершенно законно затребовало его себе.
Дамы со своей стороны, подняли визг (иначе не могу назвать): дескать, платить не хотим вообще ни копейки, да и дома, оказывается, так себе, и вообще…
Разумеется, возникшим скандалом не преминула воспользоваться «партия власти». Везде, где возможно, её представители пытаются намекнуть, что жильцы, якобы, недовольны результатами программы. И хотя таких сотрудниц то ли две, то ли три – а остальные 83 семьи просто счастливы, что смогли получить жильё, – даже председатель Заксобрания области Ивонин не погнушался принять участие в данной провокации.

2500698_1472474161_57c42bfa05680

К сожалению, нынешнему созыву ЗС действительно не повезло. Столь слабого председателя Заксобрания у нас ещё не было. И, добавлю, вероятно, не будет, ибо на новый срок его явно не оставят. Господин Ивонин здесь выступает лишь как марионетка в руках тех, кто действительно управляет кировской «партией власти».
Впрочем, наверное, в нынешней «Единой России» так и делается. Снял трубку – получил приказ – немедленно заявил всё, как велели.
Я вот для работы в подобной партии не гожусь: мне было бы стыдно на товарищей «клепать». А он ничего… справляется. Не знаю даже, за что они его с должности-то убирают. Но убирают: к гадалке не ходи.
А что речь идёт о поклёпе, видно невооружённым взглядом. Достаточно посмотреть тот же сюжет на сайте ЗС. Ведь он, хотя и построен в обвинительном ключе, не имеет никакого отношения ни к «Абсолют-Агро», ни ко мне лично. Вдумайтесь: несколько женщин вдруг решили, что, в отличие от всех остальных, вправе не платить налоги в областной бюджет. Всё! Предприятие тут абсолютно не причём. Вся «вина» учредителей «Абсолют-Агро» состоит в том, что они не стали делить 40 миллионов между собой, а направили их на погашение задолженности сотрудников. Однако – и это тоже можно услышать в сюжете – данная операция множество раз проверялась во всех возможных инстанциях, и была признана абсолютно законной.
Равно как законной была признана и стоимость постройки домов. Господин Ивонин прав в одном – она не может составлять на селе 3,5 миллиона. Так она и не составляла! Эту цифру авторы сюжета просто взяли «с потолка». Отвечаю: никому из собственников подобные деньги платить не пришлось.
Что же остаётся? Остаётся информационный «пшик», который представители «партии власти» изо всех сил тиражируют в СМИ, дабы показать, какие у неё «нехорошие» конкуренты.
Хотел бы обратиться к журналистам. На вас ориентируются люди, к вам прислушиваются. Пожалуйста, не идите на поводу у откровенной лжи: проверяйте факты!

«Начать хотелось с позитива…»

Начать хотелось бы с позитива. Как известно, на прошлой неделе отправлен в отставку Министр образования, чьи так называемые «реформы» во многом привели отечественное образование к нынешнему состоянию.
К сожалению, на этом хорошие новости заканчиваются. Всё указывает на то, что «партия власти» планирует сохранить в образовании тот же курс. А значит, если мы не добьёмся перемен, российское образование продолжит деградировать.
Приведу два примера.
Сейчас «Единая Россия», как флагом, размахивает своими якобы имеющимися достижениями со строительством детских садов. Да, кое-что построили: правда, неясно, причём тут «единороссы». Но давайте откроем официальный справочник «Росстата». В 2014 году в стране было 41,3 тысяч дошкольных образовательных организаций. В 2015-м осталось 39,5 тысяч. Почти 1800 «как корова языком слизала». Ничего себе развитие сети!
Теперь «Единая Россия» пытается предъявить обществу новый проект: строительство школ. Спрашивается: а почему вообще возникла такая проблема?
Опять смотрим статистику. 15 лет назад, т.е. примерно тогда, когда создавалась «Единая Россия», в стране было около 69 тысяч общеобразовательных организаций. К прошлому учебному году их осталось только 43 тысячи: более чем на 25 тысяч меньше!
Получается, что за полтора десятилетия разбазарили то, что создавалось трудами нескольких поколений: наших ветеранов, пенсионеров. А теперь огромные деньги – триллионы рублей – требуются для того, чтобы хотя бы частично ликвидировать искусственно созданные прорехи.
Это лишь малая часть проблем отрасли. Например, зарплата учителей за первое полугодие, по официальным данным, составила чуть менее 22 тысяч рублей. А в неофициальных беседах – я объехал многие районы области – педагоги говорят, что их оклады составляют тысяч 7-8.
Но даже если взять на веру официальные цифры, стоит взглянуть, какова зарплата учителя в Москве. Она составляет примерно 63 тысячи. Разница, как минимум, втрое.
Вопрос: что за систему такую создала «Единая Россия», что все деньги страны стягиваются в столицу?! А у нас, здесь, за ту же работу люди получают втрое меньше – а то и вдесятеро. А главное – зачем нам с вами такая система нужна?!
Мало того: образовательные учреждения буквально замучили проверками и отчётностью. То угрожают закрыть школы за нарушения вроде «отсутствия порядковых номеров на огнетушителях». Понятно, для чего – чтобы сэкономить какие-то копейки и довести-таки до логического конца «Ливановские реформы». То заставляют учителей, вместо того чтобы заниматься с детьми, писать тонны отчётов. Причем достоверно известно: их, как правило, никто даже не читает. А педагоги от них буквально стонут.
Вывод один: сегодняшний курс буквально губит отечественное образование. Его необходимо защищать. Именно поэтому мы здесь.Bxe8BOqJur0

Китайские врачи

Рад сообщить, что наш проект с организацией визита в Кировскую область делегации знаменитых китайских врачей, специализирующихся на лечении ДЦП, достиг промежуточного результата.
Всего было осмотрено 120 детей. Те, для кого китайские методики могут обеспечить существенный прогресс, теперь направляются в Пекин. Причём трое ребятишек едут полностью бесплатно: за счёт средств китайского фонда и владельца клиники (которым хотелось бы объявить особую благодарность). Ещё для 9 детей удалось обеспечить частичное финансирование. Китайский фонд и владелец клиники оплачивают им билеты до Китая и обратно.
Надеюсь, со временем на лечение смогут отправиться и ещё несколько малышей. Так что это ещё не конец истории. В любом случае, будем надеяться, что лечение даст хорошие результаты. Ребята, мы с вами!

hjkjIDeCGgg

Бедный крестьянин – удар по городу

В понедельник впервые побывал на дебатах. Тема: промышленность Сразу скажу, что за отведенное время раскрыть все болевые точки и предложить пути решения проблемы невозможно. Общее время, отведенное на дебаты около 14 минут, на каждого кандидата – чуть более двух минут.
Поэтому публикую текст своего выступления здесь.

- Вряд ли имеет смысл говорить о том, насколько важна промышленность для нашей страны, и, в частности – для нашей Кировской области. Это многие тысячи рабочих мест; это налоговые поступления; это, наконец, неотъемлемый элемент обороноспособности.
Из выпусков новостей, из выступлений представителей «партии власти» мы очень много слышим о промышленной политике. И слова, на первый взгляд, звучат верные. Проблема, однако, в том, что дальше разговоров дело не идёт. А провалы в развитии промышленности – а это именно провалы, и я сейчас данный тезис докажу – Правительство маскирует якобы объективными трудностями.
Действительно: цены на нефть и газ упали. Это объективный факт.
Но, во-первых, именно «Единая Россия» была на протяжении полутра десятилетий у власти. Почему они строили экономику страны на углеводородах – надо спросить их.
А во-вторых, если цены на углеводороды упали, то разумно ожидать, что основное падение должно произойти в этом секторе. Но ничего подобного: добывающие отрасли в прошлом году даже выросли. А самое сильное падение, более чем на 5%, произошло именно в обрабатывающем секторе.
Более того, в прошлом году производство в обрабатывающих отраслях – а это с наши с вами заводы – составил только 86% от уровня 1991 года. То есть, промышленная политика Правительства полностью провалилась.

Поскольку мы сегодня говорим не только обо всей стране, но, прежде всего, о нашей области, я бы хотел привести в пример отрасль, которая имеет особое значение для нашего региона. Это лесное хозяйство.
Ещё несколько лет назад Правительство громогласно заявляло о планах по развитию лесного комплекса. Говорилось о планах по привлечению множества инвесторов; создании несметного числа комбинатов; развитии индивидуального жилищного строительства, которое повысит спрос на лес и готовые дома.
Однако сейчас победных реляций что-то не слышно. И не удивительно: общероссийская статистика в данной сфере попросту плачевна.
Число организаций, занимающихся лесозаготовками, за минувшее десятилетие упало более чем вдвое. Была, без малого, 21 тысяча, в прошлом же году осталось только 10 тысяч.
Но и это только часть правды. Число работающих на таких предприятиях сократилось ещё сильнее – более чем впятеро. Это означает, что «глубинка», сельские районы, потеряли 200 тысяч рабочих мест. Сотни тысяч семей либо вовсе лишились заработка, либо вынуждены месяцами жить без кормильцев, отправив их трудиться «на севера» или в мегаполисы.
Однако и такие массовые сокращения не смогли изменить тенденцию. Финансовый результат предприятий-лесозаготовителей также ухудшился в разы. Они и тогда, в 2005-м году, в совокупности своей вынуждены были нести убытки. Но теперь они достигли буквально астрономических величин: в прошлом году – 8,5 млрд. рублей.
В чём же причина? Она очевидна: государство так и не сподобилось создать для лесозаготовителей нормальные, действительно выгодные условия хозяйствования. Потому-то и предприятия закрываются, и люди вынуждены искать заработок вдали от малой родины. Хотя во многих развитых странах с похожим климатом – будь то Финляндия или Канада – лесорубы зарабатывают достойные деньги. Им их государство возможности создаёт. Наше же Правительство, похоже, предпочитает «осваивать» сотни миллиардов рублей в мегапроектах вроде Чемпионата мира по футболу. А проблемы людей, которые живут в лесных посёлках где-то на Вятке, им, мягко говоря, не очень знакомы.
Пожалуй, один из немногих вопросов, связанных с лесами, о котором вспоминают в Москве в связи с лесным хозяйством – это природные пожары. Ежегодно собираются большие совещания, где ведомства рапортуют о якобы имеющихся успехах.
Но и здесь результат отрицательный! В 2010 году, когда в России стояла аномальная жара и засуха, площадь лесных земель, пройденная пожарами, составила около 2 миллионов гектар. Это ещё можно было объяснить: погода стояла экстремальная. Но в прошлом году таких проблем не было. А площадь лесных пожаров, согласно неумолимой статистике… увеличилась ещё почти на 800 тысяч гектар! Чтобы было понятно: сгоревшие в 2015 году российские леса по площади сопоставимы с размерами таких европейских государств, как Словения или Бельгия.
А ведь всё должно быть иначе! Колоссальные запасы отечественного леса должны приносить пользу: и стране в целом, и миллионам людей, которые живут на селе. Государство обязано, как обещало, привлекать сюда инвестиции, увеличивать число рабочих мест, формировать налоговую базу для муниципалитетов…
Увы: почти ничего этого за последние годы не сделано. А значит, государству требуется совсем иная лесная политика.

Мы здесь, однако, собрались не для того, чтобы критиковать друг друга и выяснять «кто виноват». Главный вопрос, ответ на который ждут от нас люди, в другом: «Что делать»?
Мой ответ: стимулировать отечественную промышленность нужно, во-первых, поддерживая доходы людей и предприятий. Иными словами, нужен спрос на продукцию. А во-вторых, следует защищать внутренний рынок, невзирая на навязанные нам правила ВТО. Тем более что их никто, кроме России, похоже, их не выполняет. Посмотрите: западные страны объявили нам санкции, и с них всё «как с гуся вода». Нужно активно защищать внутренний рынок, и тогда удовлетворять растущий спрос смогут именно отечественные заводы.
В этом смысле, я убеждён, в корне неправильно «зажимать» доходы людей: например, ограничивать индексацию пенсий, как сейчас происходит. Всё это нужно восстановить. Тогда у людей будут деньги, чтобы покупать отечественную продукцию. А когда доходы «зажимают», страдают, в первую очередь, наши же заводы и семьи тех, кто там работает.
Повторю: главным способом поддержки промышленности является стимулирование роста доходов потребителей, т.е. людей и предприятий.

Приведу ещё один пример, имеющий самое прямое отношение к промышленности нашего региона. Меня часто спрашивают: отчего я столь активно, несмотря даже на сопротивление Правительства, отстаиваю поддержку села. Я всегда привожу лишь один ответ: потому что это необходимо нашей с нами области: и районам, и городам – таким, как Кирово-Чепецк. Кирово-Чепецку, пожалуй, даже больше, чем другим.
Почему городу плохо, когда нищает село? Для этого есть две причины.
Первая – продовольственная безопасность. Чем беднее крестьяне, тем ниже их возможности вкладываться в производство. А значит, в стране меньше продуктов питания. Следовательно, они становятся менее доступными, то есть дорогими. Попросту говоря, их приходится закупать за рубежом, за валюту. Или вовсе отказываться, переходя на хлеб и воду.
Но есть и вторая причина. Бедный крестьянин не может приобретать продукцию, которую производят отечественные заводы. Значит, у индустрии меньше заказов и доходов. Соответственно, теперь уже горожане меньше зарабатывают, а бюджет «недобирает» налоги.
Заводы и хозяйства, таким образом, формируют единый экономический комплекс. Именно так он в советские времена и задумывался: очень грамотными, как показало время, людьми.
Вот простой и понятный для тысяч жителей Кирово-Чепецка пример. Средняя урожайность пшеницы в России в 2013 году составила 22 центнера с гектара. По европейским меркам, это крайне низкий показатель. Меньше только в предельно жарких странах вроде Кипра. Но это уже практически Африка: там и без пшеницы есть что выращивать.
Наше «родное» Правительство может бесконечно списывать такие результаты на «объективные климатические условия». Однако европейцы, как и мы живущие во вполне умеренных широтах, почему-то добиваются весьма приличных урожаев. Скажем, в Германии в том же году средняя урожайность составляла 80 центнеров с гектара. В Ирландии – 90. И даже у нашего северного соседа, Финляндии, собирают 39 центнеров пшеницы с гектара. Иными словами – вдвое больше, чем в России.
Причина проста: удобрения. Точнее, их отсутствие. Российские крестьяне попросту не имеют средств, чтобы приобретать достаточное количество такой продукции. А их европейские коллеги, получая от своих государств поддержку, которая многократно больше, чем у нас, необходимыми ресурсами располагают.
Сравните сами. В России во всё том же 2013 году на один гектар пашни вносилось всего-навсего 24 килограмма удобрений (в пересчёте на питательные вещества). А в уже упомянутой Германии – 203. То есть в 8,5 раз больше. В Ирландии – 502. Здесь превосходство уже 21-кратное! В Финляндии тоже немало: 168 килограммов на гектар. Вот отсюда и высокие, в отличие от российских, урожаи, и изобилие недорогих продуктов.
А главное, появись у крестьян деньги, на закупке удобрений – и повышении урожаев – заработали бы не только они. Эти деньги поступили бы сюда, в Кирово-Чепецк. А затем – пришли в виде зарплат и работникам комбината, и в социальную сферу, и в сектор услуг. А городские и областные власти за счёт увеличившихся налоговых поступлений могли бы модернизировать жилищно-коммунальное хозяйство, заниматься благоустройством, модернизировать социальные учреждения. Словом, выиграли бы абсолютно все.
Бедный крестьянин, таким образом – это удар по городу. Мы все кровно заинтересованы, чтобы этот порочный круг разорвать. Например – инвестируя бюджетные средства в программы, помогающие отечественным хозяйствам приобретать столь необходимую им промышленную продукцию: не только удобрения, но и стройматериалы, и машиностроительную продукцию.
Я убеждён: подобные программы абсолютно необходимы и нашей Кировской области, и стране в целом. И буду продолжать работать в этом направлении.