Сергей Доронин: Вход рубль, выход — два

Прочитал на днях интервью своего давнего знакомого в одном из кировских бизнес-изданий. Достойный, на самом деле, человек. Но его пути с нашей фракцией разошлись. И он там объяснял, почему.
Я по-прежнему отношусь к нему хорошо. Но на некоторые пункты считаю необходимым отметить: просто не могу промолчать.
Не трудно, конечно, возглавляя крупное предприятие и имея приличные доходы, называть закон, согласно которому люди старше 80 лет не должны платить за капремонт, популистским. Но ведь старики-то живут совсем другой жизнью. У пенсионеров сегодня больше половины доходов уходит на еду. Самую элементарную: хлеб, молоко, макароны… Просто, чтобы с голоду не умереть. А ведь людям – тем более старше 80 лет – нужны лекарства. А ещё – коммуналка. Даже крох не остаётся на одежду, обувь… Неужели это справедливо: отнять у стариков последнее, дабы обложить новым оброком: «на капремонт»?
И ещё одна фраза, которая резанула глаз: «Один из моих бывших коллег по партии предлагал проекты из серии «а давайте, если нас сегодня не поддержат, встанем и уйдем всей фракцией с пленарного заседания». Я не могу представить себя в этой роли».
А политика – она такая. Это борьба. Столкновение идей, позиций. Рискну предположить, в «Единой России» не так. Там есть всего одно мнение, спущенное сверху, и оно «единственно верно»: пока от начальства не поступит других распоряжений. Но это уже не политика, а командно-административная система. И это обязательно вспомнится, если захочется выйти уже из ЕР. Там ведь, как в известной поговорке: вход – рубль, а выход… Не два, совсем не два!

Сергей Доронин: Особенности национального праймериз

На прошлой неделе «партия власти» подвела итоги «единороссовских праймериз». Всё в духе съездов 40-летней давности: «Наш народ в едином порыве…». Да и степень непредсказуемости у нынешнего предварительного голосования не сильно отличается от форумов 70-х.
Эта часть понятна. Но я не поленился и решил, используя «Яндекс», посмотреть: что же говорят о «предварительном голосовании» в сети.
Докладываю.
На запрос «праймериз подвоз» сервер дал, ни много ни мало, 210 тысяч ответов. Вот типичный видеоролик, размещённый на YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=y7T_BAG__Is . Название говорит само за себя: «Праймериз: подвоз избирателей в Белоярском». Подобного добра в сети сколько угодно. Комментарии людей под роликом: «Это не выборы, а внутрипартийный шабаш "Единой России"».
На запрос «праймериз подкуп» выходит 351 тысяча ссылок. Агентство «Росбалт» – вполне солидная организация – сообщает: «В Находке очереди за поощрением выстраивались к автомобилю, припаркованному недалеко от участка. Люди, выдававшие продукты, говорили, что для получения нужно проголосовать за кандидата… Примечательно, что сотрудники полиции не препятствовали раздаче». Ссылку прилагаю: http://www.rosbalt.ru/russia/2016/05/23/1516653.html
Едем дальше. Запрос «праймериз вбросы» выдал мне всего 151 тысячу ответов. Как говорится, скромно, и со вкусом. «Жалобы с нарушениями на проведение праймериз и вбросы бюллетеней руководству партии отправили депутаты Мария Максакова, Елена Вторыгина, Эльмира Глубоковская», – пишут «Ведомости» (http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/05/30/642865-49-deputatov).
Дальше продолжать не стану. Комментарии, как говорится, излишни. Лично же мне всё понятно: и с прозрачностью этих самых праймериз, и со степенью достоверности результатов.
Что же, если «единороссы» планировали привлечь внимание к своей партии, им это удалось. Но лично я бы не хотел такой славы. Мне было бы стыдно.
А им, видимо, всё «божья роса».

Сергей Доронин: «Правительство в долгу перед селом»

26 мая Правительство на своём заседании обсуждало вопрос об итогах исполнения федерального Бюджета на 2015 год. Увы: по одному из самых животрепещущих вопросов – о финансировании агропромышленного комплекса – там не прозвучало буквально ни слова.
Поэтому, используя официальные данные, я попытался проанализировать ситуацию сам. Что же, в самом деле, похвастаться здесь Правительству нечем.
Формально ассигнования по статье «сельское хозяйство и рыболовство» в 2015 году кажутся немаленькими: 362 млрд. рублей. Однако это расходы не федерального, а всего консолидированного бюджета: то есть с учётом взносов регионов. Само же Правительство должно было направить селу почти вдвое меньше: 220 млрд. рублей.
Однако и это, к сожалению, отнюдь не завершение истории. Фактическое исполнение бюджета в данной части составило всего 94,6%. Среди всех основных разделов главного финансового документа страны это один из самых низких показателей. Для сравнения: для топливно-энергетического комплекс данный показатель составил 99,1%. То есть ТЭК получил всё сполна. А АПК, видимо, считается «и так богатым»: не чета нефтяникам. В итоге село фактически получило только 208 млрд. рублей. Такая вот «усушка-утруска» по правительственному – на 12 млрд.
Много это, или мало? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно сравнить ассигнования, которые выделялись селу в 2015-м году, со средствами, которыми оно располагало хотя бы пару лет назад. Ведь все хорошо помнят высказывания, звучавшие из высоких кабинетов: дескать, «уменьшения финансирования АПК не допустим, оно для нас приоритетно».
Вышло же ровно наоборот. В 2013-м году Правительство записало в бюджет обязательство направить на поддержку села 220 млрд. рублей, и выделило практически ровно эту же сумму. Что происходило в 2015-м году, я уже писал. Обещали столько же, а на практике выделили гораздо меньше: только 208 млрд. рублей.
А ведь уменьшение произошло не только «в рублях». Сами отечественные денежные единицы тоже стали куда как дешевле, чем год назад: инфляция-то за эти 24 месяца была высокой. Таким образом, произошло падение объёмов поддержки села в реальном выражении примерно на четверть, а то и на треть.
Такова цена обещаний. Стоит ли на этом фоне удивляться, что компании разоряются, не имея средств для выплат по долгам и расширения производства? Что цены в магазинах продолжают расти, заставляя пенсионеров, инвалидов, семьи с детьми отдавать последнее за еду? Что, наконец, жизнь на селе остаётся тяжёлой, зарплаты – низким, на молодых специалистов – даже тех, кто вырос в деревне, и уехал в город учиться – обратно «калачом не заманишь»?
Но есть и ещё одна вещь, о которой стоит задуматься. Почему всё же вопросы поддержки села не стали подниматься Правительством, раз уж оно всё же обсуждало итоги Бюджета-2015?
Вроде бы понятно: результаты плачевные, финансирование снижено. По существу, Правительство в долгу перед селом. Говорить о таком не особенно приятно.
Однако, боюсь, дело обстоит гораздо хуже. Министры не стали говорить о селе не из-за недофинансирования, а потому, что не сочли проблему достаточно важной, чтобы «удостоить её своим вниманием». Дескать, «подумаешь, ещё одна отрасль». А то, что «на земле» живут без малого 40 миллионов человек, которым необходимо как-то выживать, на что-то покупать продукты, лекарство, «горючку», им, сидящим в больших тёплых кабинетах в центре Москвы, не кажется чем-то значимым.

Сергей Доронин: Меры Правительства до добра не доведут

- Честно говоря, с большим удивлением прочитал новость: «Минсельхоз предлагает создать фонд продовольственной помощи для нуждающихся россиян», формировать который предполагается за счет добровольных пожертвований граждан и российских компаний.
Что тут скажешь?

Мы уже несколько лет поднимаем вопрос о необходимости создания системы продовольственных сертификатов. Подобный опыт в мире есть. Благодаря им люди с невысокими доходами – пенсионеры, инвалиды, семьи с детьми – смогут приобрести в магазинах отечественные продукты. Таким образом, подобная программа имеет и социальное, и экономическое значение: через стимулирование спроса на продовольствие. Совершенно очевидно, что России она нужна.

Но я убеждён: финансировать такую программу – и это тоже подтверждается мировым опытом – должен федеральный бюджет. Подчеркну, это обязанность государства, а не регионов, муниципалитетов, или, тем более, предприятий и частных лиц.

Тем более что такой опыт в истории нашей страны, увы, уже был. Он назывался «продразвёрстка». Из крестьян буквально «выколачивали» последнее, чтобы распределить по талонам между горожанами.
К чему это привело, известно: голодали и там, и там. Так что не стоит наступать на те же грабли. Сбор государством «пожертвований», неизменно проходящий «в добровольно-принудительном порядке», никогда ещё не доводило до добра.

Пусть Правительство просто выполнит свои обязательства перед людьми.

Сергей Доронин: Забанили

До выборов, формально, остаётся целых 4 месяца. Но «предвыборные технологии единороссов» уже вовсю работают. Как говорится, «в лучших традициях». С этим «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», да и другие оппозиционные партии, столкнулись, попытавшись разместить свои баннеры.
В Кирове существует Муниципальное казённое учреждение «Городская реклама». От него зависит согласование рекламных конструкций. Однако в последнее время здесь появилась ещё одна функция. Сотрудники – разумеется, только устно – требуют согласовывать содержание того, что размещено на щитах.
Делать это следует по весьма характерной процедуре. Проект необходимо отправить по электронной почте (kirov1617@gmail.com), по сути, анонимному пользователю: некоему «Демьяну Ростову» (ни в областной, ни в городской администрации такого человека нет). А затем – ждать ответ. Делается это якобы, в целях противодействия экстремизму.
Именно так и поступили и мы, и другие оппозиционные партии. В частности, СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ направила макет с лозунгом «Как голосуем, так и живём…».

Впрочем, уже сам факт появления «процедуры утверждения» плакатов давал основания предположить, каким окажется ответ. Он пришёл в воскресение, и был следующим: «К размещению не рекомендуется».
Все, кто знаком с российскими чиновничьими реалиями, понимают, о чём речь. «Не рекомендуется» означает, что формально запретить размещение тебе не вправе. Но если ты это сделаешь, мгновенно слетится туча проверяющих. Которые внезапно выяснят, к примеру, что твой щит на 2 миллиметра короче предусмотренных нормами 6 метров, и именно из-за этого сотни тысяч кировчан ужасно страдают от ухудшения зрения. Короче, конструкцию закроют. А потому ни один нормальный бизнесмен «не рекомендованную» политическую рекламу не установит.
Собственно, данное «новшество» лишь продолжает уже существующую линию на «отжимание» оппозиции из информационного поля. Так происходит с областными и районными газетами, куда стало практически невозможно пробиться. А теперь вот – с наружной рекламой. Это наглядный образец той самой «честной конкуренции», о которой так любят трубить «единороссы».
В сложившейся ситуации хочется задаться вопросом: кто же скрывается под псевдонимом «Демьян Ростов»? И почему он вправе решать, с какими лозунгами оппозиционные партии вправе выходить на кампанию?
Подозреваю, что это некто, занимающий не последний пост в предвыборном штабе «Единой России». От кого ещё, в самом деле, ожидать, что призыв к избирателям задумываться, за кого голосуешь, будет рассматриваться как экстремистский? Остальные-то слова «думать» и «экстремизм» синонимами пока не считают.
Но невольно закрадывается и другая грустная мысль. Ещё недавно наша Кировская область по части методов ведения предвыборных кампаний считалась либеральной. А теперь, похоже, по степени свободы выражения мнений начинаем потихоньку конкурировать с национальными республиками.
Вот только нужно ли это нам с вами? Что, в Кирове от этого легче жить станет?