MERCASA

Государство постепенно начинает понимать, сколько проблем у крестьян в связи с трудностью доступа в торговые сети. Но оно, увы, опять начинает браться за них «не с того конца».

Между тем в мире существует большой, и, что характерно, положительный опыт решения данного вопроса. Делается это, вопреки заблуждениям наших ультралибералов, при самом непосредственном участии государства.

Например, в Испании (стране, кстати, с очень развитым агропромышленным комплексом) существует государственная компания «MERCASA»(здесь можно посмотреть презентацию о компании ссылка), учреждённая… Минфином и Минсельхозом страны. Ими создана огромная сеть логистических центров, куда поступает широчайший спектр продовольственных товаров: от овощей и фруктов до рыбы и морских деликатесов.

Компания действует в самом тесном взаимодействии с крестьянами и кооперативами, а поддержка местных производителей является одной из её основных задач. Поступающие товары проходят в её центрах необходимую переработку, фасовку, и уже затем направляются потребителям.

В итоге выигрывают все. Такая компания становится одним из основных «маркетмейкеров», за счёт больших объёмов, влияя на розничные цены и сохраняя продукты доступными для потребителя. Остальные розничные сети вынуждены действовать с оглядкой на логистические центры: не могут же они продавать молоко и колбасу вдвое дороже. В то же время довольны и фермеры: у них имеется надёжный канал сбыта. А соответственно, есть стимул наращивать производство аграрной продукции.

Увы, в России Правительство идёт по совершенно иному пути.

Во-первых, отечественные логистические центры планируется строить по «продуктовому» принципу: здесь – рыба, тут – мясо, а овощи где-то «за тридевять земель». Такие торговые объекты для абсолютного большинства потребителей не интересны: им необходимо закупать всё в одном месте.

Во-вторых, что гораздо хуже, у нас государство не создаёт сеть само, а субсидирует процентные ставки по кредитам для потенциальных частных владельцев. А ведь это важнейшая составляющая часть рыночной инфраструктуры! Не отдаёт же государство в частные руки магистральные газопроводы.

Для крестьян создание логистических центров в подобной конфигурации имеет мало смысла. Гарантированного канала сбыта у них не появится. Для производителей это просто ещё одна частная торговая сеть, которая так же будет «выкручивать им руки», понижая закупочные цены ниже уровня рентабельности. А основная прибыль продолжит оседать в торговле.

Хочу, чтобы меня поняли правильно: я ничего не имею против торговли. Но если там будет оседать вся прибыль, а крестьянам останутся крохи, продавать однажды станет просто нечего. И об этом стоит, наконец, задуматься.

Награда нашла героя

В минувшую субботу мы вместе с Никитой Юрьевичем вручили памятный знак «За заслуги перед Кировской областью» олимпийскому чемпиону, шестикратному чемпиону мира и семикратному – Европы, обладателю Кубка Канады и Кубка Вызова, Заслуженному мастеру спорта, выдающемуся вратарю, но, прежде всего, нашему земляку, Владимиру Мышкину.

В этом году Владимир Семенович отметил 60-летие, и накануне юбилея региональное отделение партии Справедливая Россия выступило с инициативой о присвоении Мышкину этого звания. Губернатор подержал инициативу.

Считаю, что заслуги и достижения таких людей – олимпийских чемпионов, спортсменов, актеров, космонавтов, да и просто людей трудовых профессий, добившихся успехов в своей сфере – должны быть признаны  на региональном уровне, чтобы молодежь знала на кого ориентироваться и с кого брать пример. Ну а мы и впредь будем выходить с подобными инициативами.

Очень хочется верить, что с вводом в эксплуатацию в 2010 году в Кирово-Чепецке ледового дворца и открытия «Дымки» в Кирове мы наконец-то сможем наверстать упущенные десятилетия, ставшие провальными для нашего вятского хоккея. И наши спортсмены еще порадуют нас своими успехами и наградами.

Долгая дорога в дюнах. Часть 2.

* Созданию Министерства сельского хозяйства
Кировской области посвящается

В продолжение разговора об «упрямых» цифрах статистики.

Тут даже комментировать нечего. В далёком 1960-м году в Кировской области производилось гораздо больше молока, чем сейчас. И это даже с учетом того, что за последние 5 лет нам удалось данный показатель «приподнять».

Если бы за минувшие полвека удалось хотя бы сохранить поголовье, то при нынешних технологиях, а значит надоях, область получала бы порядка 2 миллионов тонн молока. Опять же: больше, чем сейчас и в Башкирии, и в Татарстане.

Схожая картина по другим сегментам животноводства. В свиноводстве, скажем, поголовье за полвека сократилось более чем вдвое.

Из цифр хорошо видно: население Кировской области всё это время снижалось. Иногда чуть быстрее, иногда чуть медленнее. Причём самым сильным было падение… в 60-е годы. Такая вот была политика «доброжелательная». Причём если в городах ситуация с демографией была более менее стабильной, то происходящее в деревне трудно назвать иначе как катастрофой.

Могут возразить: это, дескать, мировая тенденция – урбанизация. Верно! Но разве она обязательно должна препятствовать освоению сельских территорий? Что мешало власти в те же 60-е не загонять людей в тесные многоэтажки, а развивать вокруг малоэтажное строительство, облагораживая и используя большие территории? Чтобы люди жили в своих домах, на своей земле; чтобы детей было, где растить…

Сейчас эта тема, вроде, в «почёте». Увы, больше на словах. Мало где в России реально развивается такое строительство. А земля без людей становится заброшенной.

Ещё одно возражение часто звучит: дескать, людей-то в деревне меньше, но только за счёт того, что в сельском хозяйстве востребовано меньше рук. В теории, может, и так. Но из цифр видно: вместе с людьми стало меньше и самого сельского хозяйства. Причём – в разы.

Посмотрите: посевные площади под зерновыми уменьшились с 1960-го года более чем в 4 раза. Под овощами и картофелем – в 6 раз. По остальным позициям тоже провал. Не иначе как катастрофой сельского хозяйства можно назвать 1990-е годы. Если судить по нынешнему количеству посевной площади - 90-е годы на селе продолжаются до сих пор.

Кстати, если бы при нынешней урожайности площади под зерновыми хотя бы не сократились, в 2014 году наша область собрала бы без малого 3 миллиона тонн зерна. Для справки: это больше, чем собрали в Башкирии, и почти столько же, сколько в Татарстане.

Но не буду утруждать вас переизбытком информации и статистики, тут и так есть над чем подумать. Остальные цифры выложу в следующем посте.

Долгая дорога в дюнах. Часть 1

* Созданию Министерства сельского хозяйства
Кировской области посвящается

В августе, когда было время, вместе с моим коллегой Ильёй Ронжиным собрали статистику о сельской жизни в Кировской области за последние полвека, даже чуть больше.

Все цифры взяты из таблиц Росстата и Кировоблстата. Можно к ним по-разному относиться. Многие, я знаю, не доверяют статистике. Да и у меня самого некоторые цифры, бывает, вызывают сомнения (хотя к приведённой ниже информации это не относится). Тем менее, другой статистики у нас с вами нет.

Я не стану особо комментировать эти данные. Цифры, в любом случае, говорят лучше любых слов. Главное, что они показывают: проводившаяся в стране на протяжении многих десятилетий политика вела, по существу, к вымиранию нашего села. А прикрывалось это всё бравурными лозунгами «партии и Правительства» о том, что «жить стало лучше, жить стало веселее».

И ведь сколько «партий и правительств» сменилось за эти полвека! А на практике всё то же самое. Министерства одно за другим докладывают: «Всё цветёт и колосится!». А деревни умирают. И сколько мы здесь, на месте, за них не боремся, такой «плетью» «обуха» государственной политики «не перешибешь».

Мне кажется, над приведёнными ниже цифрами нам всем стоит крепко подумать.

Из цифр хорошо видно: население Кировской области всё это время снижалось. Иногда чуть быстрее, иногда чуть медленнее. Причём самым сильным было падение… в 60-е годы. Такая вот была политика «доброжелательная». Причём если в городах ситуация с демографией была более менее стабильной, то происходящее в деревне трудно назвать иначе как катастрофой.

Могут возразить: это, дескать, мировая тенденция – урбанизация. Верно! Но разве она обязательно должна препятствовать освоению сельских территорий? Что мешало власти в те же 60-е не загонять людей в тесные многоэтажки, а развивать вокруг малоэтажное строительство, облагораживая и используя большие территории? Чтобы люди жили в своих домах, на своей земле; чтобы детей было, где растить…

Сейчас эта тема, вроде, в «почёте». Увы, больше на словах. Мало где в России реально развивается такое строительство. А земля без людей становится заброшенной.

Ещё одно возражение часто звучит: дескать, людей-то в деревне меньше, но только за счёт того, что в сельском хозяйстве востребовано меньше рук. В теории, может, и так. Но из цифр видно: вместе с людьми стало меньше и самого сельского хозяйства. Причём – в разы.

Посмотрите: посевные площади под зерновыми уменьшились с 1960-го года более чем в 4 раза. Под овощами и картофелем – в 6 раз. По остальным позициям тоже провал. Не иначе как катастрофой сельского хозяйства можно назвать 1990-е годы. Если судить по нынешнему количеству посевной площади - 90-е годы на селе продолжаются до сих пор.

Кстати, если бы при нынешней урожайности площади под зерновыми хотя бы не сократились, в 2014 году наша область собрала бы без малого 3 миллиона тонн зерна. Для справки: это больше, чем собрали в Башкирии, и почти столько же, сколько в Татарстане.

Но не буду утруждать вас переизбытком информации и статистики, тут и так есть над чем подумать. Остальные цифры выложу в следующем посте.

Ошибка для резидента. Часть 2.

В нынешнем году, когда каждый день приходится минимум десяток раз слышать про падение экономики и реальных доходов людей, про инфляцию и рост цен, абстрагироваться от макроэкономики просто невозможно. Перефразируя известное изречение, скажу: «Если ты не занимаешься макроэкономикой, она займётся тобой».

Поэтому хочу продолжить разговор, начатый на прошлой неделе. На днях прочитал о результатах опроса, проведённого одной из крупнейших аудиторских компаний среди представителей российского малого и среднего бизнеса.

Подобные исследования делаются регулярно. И проблемы в них фигурируют одни и те же. Но вот их актуальность «в зависимости от исторической эпохи» разнится.

Извечная отечественная проблема – административная нагрузка, постоянные проверки и даже коррупция – сегодня занимает у бизнеса по «тяжести» лишь второе место. А на первом, с огромным отрывом – ограниченный доступ к финансовым ресурсам.

Отсюда и снижение экономики. Казалось бы, от падения рубля и подорожания импорта российские компании должны выиграть, предложив покупателям больше своей продукции. Увы: чтобы это сделать, им необходимы инвестиции, то есть кредиты. А их нет. А если и есть, то на смехотворный срок и под дичайшие проценты.

В России экономическая политика, получается, идёт в направлении, прямо противоположном нуждам предприятий. Ставки Центробанка трудно назвать иначе как драконовскими. Коммерческие банки, соответственно, выдают займы ещё дороже. А взамен избранным предприятиям и отраслям предлагают льготы: по налогам, по процентным платежам, по гарантиям, и так далее.

В таких условиях, конечно, льготы требуются. Но только лучше бы сделать так, чтобы предприятия могли получать кредиты под 3-4% годовых на необходимый для окупаемости инвестпроектов срок. Тогда и льготы, может, не понадобятся.

Хотя преференции федеральным чиновникам, разумеется, приятнее раздавать. Как же: «Своя рука – владыка». Захотел – дал, захотел – взял, а тот, кто их получил, тебе «по гроб жизни» обязан. Только вот для экономики такая политика – это просто медленное удушение.