"По понятиям"

Главный финансовый документ страны в 2016 году будет бюджетом «по понятиям». Это выяснилось сегодня, прямо в зале пленарных заседаний Госдумы.

На протяжении многих лет в России внедрялся так называемый программный бюджет. Это значило, что значительная часть ассигнований распределялась через механизмы госпрограмм. В них закреплены и конкретные мероприятия, и, главное, чёткие показатели, которых требуется достичь, и за выполнение которых с чиновников хотя бы теоретически можно спрашивать.

В связи с экономическим кризисом программы планировалось «переверстать», учтя сокращение ресурсов. Однако этот процесс предсказуемо оказался очень тяжёлым.

И вот сегодня, прямо в зале Госдумы, даже без обсуждения на профильном комитете, абсолютно внезапно розданы поправки, фактически исключающие госпрограммы из проекта Бюджета-2016.

Поскольку представители всех оппозиционных фракций (в том числе «Справедливой России») выступили категорически «против», становится очевидно, расчёт изначально делался на голоса «партии власти».

К чему это приведёт? Очевидно: к неэффективным тратам. Потому что вместе с программами исчезнут конкретные показатели, которых ведомства обязаны достигать. То есть тратить сотни миллиардов они будут буквально «просто так»: лишь бы «освоить». Мало того: если они начнут, ссылаясь на «изменение обстановки» распределять их по своему усмотрению, то, как водится в России, появится коррупционная составляющая. А главное, ещё больше начнёт пробуксовывать экономика. Потому что, вместо развития инфраструктуры и помощи промышленности и сельскому хозяйству (которая нужна крестьянам, как воздух) деньги станут оседать неизвестно где.

Вносить и принимать таким вот «междусобойчиком» столь важные поправки – это, я считаю, позор для «партии власти».

Ошибка для резидента. Часть 1

В последнее время стараюсь больше общаться с руководителями предприятий.

Впечатление у всех одно: по результатам экономической политики, проводившейся многие годы, страна попала в замкнутый круг. Минэкономразвитя, Минфин и Центробанк на протяжении многих лет совершают огромное количество стратегических и тактических ошибок по управлению экономикой.

С одной стороны, она [экономика] падает. У людей становится всё меньше денег. Значит, они перестают ходить в магазины, приобретать товары и услуги.

А с другой стороны, когда этот процесс останавливается, в убытках оказываются уже предприятия. У них исчезают клиенты. Соответственно, нет ни роста налоговой базы, ни увеличения зарплат, ни дополнительных инвестиций. Да что там «увеличения»: с этой бы нагрузкой справиться, не разориться.

Получается самый натуральный замкнутый круг. Хуже предприятиям – тяжелее людям. А раз у них меньше денег, значит, снова, ещё ниже доходы производителей. И так далее, и тому подобное. Это, собственно, классический механизм экономического кризиса. Но в России сейчас он включился лишь по одной простой причине: потому что долгие годы хозяйство страны строилось как сырьевое, с упором на экспорт нефти и газа. Рухнула цена на углеводороды – и сразу доходы людей и предприятий упали настолько, что запустился «порочный круг».

Решение здесь, видимо, одно. Оно хорошо известно ещё со времён американской «великой депрессии» 30-х годов: государство должно стимулировать экономику за счёт своих расходов.

Причём делать это нужно – во всяком случае, в российском случае – «широким фронтом». Мало поддержать одних только производителей: даже если дать им кредиты, они не начнут инвестировать, пока не увидят, что люди готовы покупать продукцию. И наоборот: если сделать упор только на потребителей, заводы не смогут ответить на их спрос дополнительным предложением без новых капиталовложений. И, соответственно, вместо роста выпуска и уровня жизни произойдёт только скачок цен.

К сожалению, данное нехитрое рассуждение в российских условиях остаётся пока сухой теорией: даже, несмотря на то, что оно многократно подтверждено мировой практикой. Наше Правительство предпочитает «изобретать велосипед». Его рецепт прямо противоположен: «зажать» все бюджетные расходы. Судя по тому, что мы слышим о подготовке Бюджета-2016, всё идёт именно к этому. Причём планируется ограничивать как социальные расходы (т.е. доходы потребителей), так и инвестиционные ассигнования.

Как тут не вспомнить печальный афоризм: «Типично русский выбор – из двух зол выбрать оба»… Может, тогда доверить выбор кому-то другому? Народу, например?

Больше слов – меньше дела

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Обсуждали с коллегами по думскому аграрному комитету ситуацию в АПК. Похоже, в самое ближайшее время крестьянам предстоит пережить ещё несколько «любезно подготовленных Правительством ударов судьбы». Видимо, в пределах столичного Садового кольца считается, что деревня живёт слишком уж зажиточно, и её пора «раскулачивать».

В-первых, с 1 июля снижается процент, на который бюджет субсидирует кредиты для хозяйств. Раньше это было 14,4%. Теперь будет 10%.

Формально всё, якобы, правильно. Ведь Центробанк снижает свои ставки. Но на практике-то по его ставкам никто кредитов не получает! Хозяйства берут займы в Сбербанке и Россельхозбанке. А там деньги, как и прежде, стоят 17-19%. Получается, что эффективная ставка для производителей возрастёт, с прежних 4%, до 8%. Вдвое!

Между тем уже сейчас, по данным Минсельхоза, в трёх десятках регионов выручка от производимой продукции не покрывает выплат по кредитам. Т.е. они, фактически, приближаются к банкротству. А с двукратным ростом процентной ставки рентабельность, понятно, и вовсе провалится.

Во-вторых, появилась информация, что Правительство готовится резко увеличить акцизы на некоторые виды топлива. Например, налог на бензин ниже 5-го класса предлагается поднять до 10,5 тысяч рублей в год. Значит, резко вырастет цена на топливо, а следом себестоимость соответствующих работ. Для сельского хозяйства, где много старой техники, а потребление ГСМ велико, это может стать тяжелейшим ударом.

В-третьих, безобразной остаётся ситуация с сельхозстрахованием. Государство выделяет на его поддержку солидные средства. Однако сами страховые компании оплачивают крестьянам ущерб, мягко говоря, крайне неохотно. Коллеги подсчитали: за 12 лет разница между затратами и возмещением составила около 20 миллиардов рублей. Получается, что бюджет поддерживает не селян, а страховые компании.

Правда, бороться с этим явлением предлагают, создав ещё одну – на сей раз государственную – страховую структуру. А стоит ли? Очень опасаюсь, что в этом случае она может повторить судьбу «Россельхозбанка». А он, помимо того, что выдаёт хозяйствам кредиты по самым высоким ставкам, ещё и требует постоянной бюджетной поддержки.

Наконец, в-четвёртых, оправдываются самые мрачные прогнозы относительно планов по финансированию АПК на ближайшие годы. С помпой принятой Госпрограммой развития сельского хозяйства предусматривалось, что поддержка отрасли в 2016 году составит более 237 миллиардов рублей. На практике же, по поступающим сейчас данным, предполагается, что в бюджете Минсельхозу будет выделено только 162 миллиарда. Речь идёт о сокращении практически на треть.

Некоторые представители Правительства сами признают: в такой ситуации говорить об импортозамещении просто наивно. У хозяйств не будет средств, чтобы расширять производство: всё уйдёт на погашение долгов. Да и вообще, зачем пишутся все эти якобы долгосрочные программы, если их потом столь беспощадно кромсают?

Словом, российское правительство, увы, продолжает действовать «в своём репертуаре». Иными словами – много говорить о развитии, но ничего для него не делать.

На этом фоне, боюсь, нас ждёт очень сложная осень. Мы вместе с другими оппозиционными фракциями будем добиваться хотя бы сохранения ранее намеченных планов по развитию села. Ведь от них зависят цены на продовольствие, а значит уровень жизни десятков миллионов семей. «Единая Россия» же, уверен, будет, как и прежде, много говорить о развитии страны, а по факту стараться утверждать те «усечения», которые готовятся Правительством. Вот такая диспозиция.

Крестьянин и «суррогатные» деньги

На днях один из подмосковных судов запретил местному фермеру выпуск собственных денег (новость можно прочитать здесь). Ими предприниматель рассчитывался со своими покупателями. Иными словами, таким экстравагантным образом он помогал им приобрести свою продукцию.

Судя по тому, что правоохранительные органы вдруг «засуетились», схема работала. Иными словами, она оказалась удобной не только для «эмитента», но и для тех, кто приобретал его продукцию. Слов нет: выпуск «суррогатных» денег является делом довольно скользким. Так что участники такого «оборота» идут на него отнюдь не от хорошей жизни.

Но разве это вина фермера, или его потребителей? Ведь денежную массу в стране «зажимают» ради каких-то абстрактных теорий Правительство и Центробанк. Именно из-за их действий у предприятий элементарно не хватает средств, чтобы обеспечивать нормальную экономическую деятельность (я уже не говорю об инвестировании и расширении производства). Почему-то во всех развитых странах во время спада поощряют кредитование, а деньги почти что «с вертолёта разбрасывают». А в современной России – наоборот. Отсюда и такие вот отчаянные методы.

Поэтому выходов здесь существует всего два. Либо Правительство и Центробанк, наконец, начнут дружественную по отношению к отечественному производителю политику, обеспечивая ему доступ к реальным деньгам. Либо – учитывая кризисную ситуацию – пусть хотя бы позволят фермерам «крутится, как могут», создавая свои средства платежа. Потому что останавливать ради абстрактных теорий реальное производство продуктов питания, обрекая миллионы семей на инфляцию и дефицит – это, извините, перебор.

На 7 млн человек больше оказались за чертой бедности

На днях Росстат опубликовал новые данные об уровне бедности. Вот они.

В прошлом году численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации составила 16,1 миллиона человек. Это в среднем за 12 месяцев.

В первом квартале нынешнего года их стало уже 22,9 миллиона человек. Разница – страшная. Получается, без малого 7 миллионов человек оказались за чертой бедности всего за несколько месяцев.

Вроде бы причина объективная: нефть подешевела, рубль упал, цены в магазинах выросли. Но что же здесь объективного?! Сколько лет все производственники говорили: государство своей политикой убивает отечественные заводы и хозяйства! Предупреждали: страна окажется в полной зависимости от импорта. Как об стенку горох.

Ну, теперь гром грянул. Миллионы семей, приходя в магазины, не могут позволить себе самые элементарные вещи, продукты; не способны «коммуналку» оплатить.

А в ответ опять одни разговоры об импортозамещении. Реальной же поддержки – с гулькин, простите, нос.

Вот только что, сегодня, в Думе заслушивали отчёт председателя Центробанка. Степень монетизации нашей экономики в 2-3 раза ниже, чем в развитых странах. И, как говорят власти, «печатать деньги», чтобы её повысить, они не хотят.

Но и США, и Евросоюз почем-то поступают именно так. И прекрасно справляются, наращивая предложение долларов и евро, стимулируя собственное производство и наращивая производство. Что значит низкая монетизация? Значит, в российской экономике не хватает денег.

Соответственно, кредиты выдаются только очень дорогие и короткие, а предприятия не имеют возможности инвестировать, чтобы наращивать производство.

Сколько ж можно на одни грабли наступать! Неужели это так сложно понять: своё производство надо поддерживать! Тогда и цены в магазинах будут рублёвые; и налоги в бюджеты пойдут; и у людей будут зарплаты и пенсии, чтобы покупать всё, что им необходимо.

Это реальный путь. И никакого другого нет.